VOYAGE

Круиз «Пробуждение Байкала»

Я люблю путешествовать семьей, а также в тесной дружеской компании, когда можно пережить сиюминутный миг и момент восторга увиденного и пережитого.
Два года назад мы забронировали круиз по норвежским фьордам, но пандемия внесла коррективы, наше долгожданное путешествие перенеслось в очередной раз…
И весной 2021г. мы, конечно, согласились на предложение подруги взять круиз по Байкалу! Авиабилеты стали доступнее в цене, мы стали собираться в путь. Пришлось паковать большие чемоданы, так как это был рубеж с весны на лето, плюс северные воды еще во льдах… Вещи на любую погоду: пуховики, шапки, ветровки и купальники обязательно.
Билеты на круиз (8 дней) нам показались дороговатыми – 87000 руб. с человека, думали, что отечественный сервис того не стоит. Но мы приятно ошибались!
Прилетев в Иркутск, с удовольствием окунулись в атмосферу Сибири, уклад жизни и гастрономических пристрастий, попробовали в одном из кафе домашние буузы (или позы) и байкальского омуля.
Прилетели мы поздно вечером и заселились в просторный 3-комнатный апартамент. Я как дизайнер оценила удобство удаленного заселения по электронному замку с сенсорным экраном на двери (код получила сообщением на телефон).
На просторном балконе, открыв окно (этаж 8-12), выдохнули: «Ну, привет, Иркутск!» Мы прилетели за 3 дня до круиза, поэтому успели познакомиться с центром Иркутска, пройтись по знаменитому 130 кварталу и съездить на экскурсию в Тункинский национальный парк с посещением водопада.
Живописный путь в поселок Аршан пролегал с видом на хребты Саяны, а лесная тропа к водопаду местами нас затягивала в яркий багульник и дарила эмоциональные встречи с бурундуками и птицами, прикормленными туристами.

На следующий день нас ждал теплоход у причала п. Листвянка…
После длительных океанских круизов на огромных лайнерах мы накануне морально готовились к махонькому суденышку и запаслись таблетками от укачивания…
И правда, двухместная каюта была крохотной, но зато имела целых два окна. Санузел вызывал у нас первые пару дней хохот – чтобы умыться, удобнее было не закрывать дверь, стоя телом в каюте, а лицом над умывальником! А мыть голову удобнее, склонив над унитазом… И это мы стройные, а как же люди поплотнее – та еще задача. И тем не менее, сервис был замечательный, тесноту компенсировали чистота и порядок со всем необходимым на борту, а 3-разовое питание с ресторанной подачей и отменным меню на высоком уровне достойно отдельного респекта. Каждый день было новое меню и непременно баловали местными блюдами, здесь я впервые попробовала свежеприготовленного омуля. Также нам очень повезло с гидами-аниматорами, которые создавали позитивное настроение и полное погружение в традиции Байкала, национальный колорит – досуг был полностью расписан.
Первая остановка – остров Огой. Мы его за 4 часа обошли почти весь, чуть не опоздали на корабль – из-за ветра не услышали сигнал корабля. Нашему гиду пришлось к нам бежать, ну, а потом бежали мы вместе… успели!!!
Далее высадка на острове Ольхон. И здесь, в бухте мыса Шаманки мы впервые увидели льдины. На полчаса выглянуло солнце, и мы решились залезть в ледяную воду ради эффектных фото! Ноги сводило за считанные секунды, поэтому этот процесс не занял много времени. Мы только успели вновь тепло одеться, как затянула туча и начался ветер с мелким дождем. Как будто Шаманка хотела показать это место во всех красках и состояниях.

И далее началось самое интересное… Судно двигалось вверх по маршруту, в северную часть Байкала, где нет людей, нет связи – только девственная природа.
Начались льдины… Сначала они были рассыпаны поодиночке, далее начались целые ледяные поля. Наш теплоходик шустро их раздвигал, мы шли прямо по курсу. С наступлением темноты столкновения и скрежет льдин об обшивку корабля ощущались более часто и сильнее. Ночью было тревожно – наша каюта была в носовой части, мы отчетливо слышали каждое касание льда… это было леденящее сердце ощущение. Я усиленно гнала мысли о «Титанике» и старалась скорее заснуть, так как понимала, что командир опытный и знает все нюансы такого судовождения, пора спать – утром очередная высадка, надо успеть отдохнуть!
Утром за окном было ослепительное поле льдин! Мы уже сбавили ход и давили лед, который давал трещины и судно шло дальше, делая новые сетки, снова и снова толкая поверхность льда… Это было настолько завораживающее зрелище, что пассажиры высыпали на палубу смотреть, как лед рассыпается на мелкие кристаллы-сосульки, как иголки. Такие спицы — диаметр меньше сантиметра. И то же происходит со всей толщей льда. Лед не тает на Байкале как таковой, меняется его структура, он разрушается, рассыпаясь. И все это зре- лище имеет непрерывный звенящий треск. Невозможно оторваться от этого «штурма». В одну бухту из маршрута мы не стали пробиваться, так как то озеро, куда мы должны были идти пешком, судя по количеству льда, было еще под снегом. В этом году весна была поздней. Капитан изменил маршрут и решил показать альтернативный запасной вариант. Как постоянно комментировали наши гиды: «Байкал сам решает, что и как будет!»
И Байкал решил нам показать термальные источники. Мы посетили их в бухтах Змеиная и Хакусы. Согласитесь, сидеть в теплой ванне природного источника практически среди льдин – это очень круто! Мы в полной мере ощутили этот контраст. Плюс вода в разных источниках имеет свой состав и свой лечебный эффект.
В Хакусах нас корабль еле принял обратно на борт. После обеда поднялся ветер и волна, нам пришлось бежать вдоль бухты 2 км, чтобы успеть на шлюпки. Команда героически нам помогала садиться, стоя в ледяной воде. Это была экстренная эвакуация с берега. Очередной драйв.
Мы проходили мимо Ушканьих островов, видели на льдинах нерп. Капитан аккуратно заводил судно поближе к лежбищам, чтобы не спугнуть, и туристы могли разглядеть не только в бинокли животных. Еще взрыв ми-ми-шных эмоций!

Кульминацией трипа стал сказочный закат. После купания в термальниках и экстренной пробежки на посадку пассажиры ра зошлись по теплым каютам на отдых, ожидая вкусный ужин. Складывая вещи на кровати, я кинула взгляд на окно… и застыла с открытым ртом: там, над гладью, кристальной как слеза, вод Байкала начиналось нечто нереально волшебное. Снежные вершины горной гряды окрасились в нежно-сиреневый цвет и появилась часть радуги, все это зеркально отражалось в воде. Я схватила смартфон и бегом на палубу! Такое шоу имеет секундные изменения, сменяя декорации одну лучше другой! Это хочется видеть и поделиться своим восторгом со всем миром!
Капитан с рубки тоже заметил начинающуюся феерию и в рупор пригласил СРОЧНО ВСЕХ пассажиров выйти на палубу – их ждет театр! По одну сторону борта были розовые горы с радугой, а по другую – золотой закат. Гид Роман отметил, что нашей компании Байкал явно благоволит и одарил щедро – таким он бывает нечасто. Озеро целых два дня имело идеальную водную гладь. На такой открытой площади это редкое явление, здесь, как в море, бывают приличные шторма. Нам повезло попасть в такие погодные условия. За ужином мы еще час любовались ярко догорающим закатом.

Наш маршрут повернул обратно – мы вернулись на юг. Здесь уже вовсю началось лето, степь цвела, а в бухтах уже можно было даже купаться. Летом вода на мелководье прогревается до 23 градусов. Рельеф изрезанных берегов местами очень напоминает Крымские пейзажи. Мы снова оказались на Ольхоне. Побывали на мысе Хобой, скале Три Брата, Шунтэ Левый и т. д.
На Ольхоне посмотрели скульптуру из бронзы – «Хранитель Байкала».

В бухте Песчаная мы прогулялись по скалистым берегам и бухтам и увидели очеред- ное чудо Байкала – «шагающие в Байкал» сосны! Ходульные деревья Байкала стали таким же символом озера, как скала Шаманка или Кругобайкальская железная дорога. Так нас провожал Байкал, начался дождь и шторм, мы вовремя вернулись в порт Листвянка. Считаю, нам очень повезло с погодой, и мы удачно выбрали время, когда была короткая возможность увидеть Байкал во всей красе, в льдинах и еще в зелени. Позже начались туманы и смог от пожаров Якутии…

БАБР – старинное местное название тигра. Летописцы писали о геральдическом животном: «Кровожадный, сильный, лютый зверь. Он иногда забегает в Сибирь из Китая». Бабр и соболь символизировали своеобразие, мощь и богатство края. Неслучайно Михаил Ломоносов сказал, что «российское могущество прирастать будет Сибирью». В 1686 году Иркутск получил статус города, и тогда же ему были даны печать и герб. «В серебряном поле щита бегущий бабр, а во рту у него соболь».
На изображении современного герба бабр уже больше похож на куницу, а не на мифическое существо. На гербе Иркутска он бежит вправо, а на гербе Иркутской области – влево. Авторы памятника – скульптор Наталья Бакут и архитектор Ольга Смирнова.

БУУЗЫ (ПОЗЫ — название на русском языке, на бурятском – БУУЗЫ) — традиционное бурятское и монгольское блюдо, также популярное в Иркутской области и Забайкальском крае.
ОМУЛЬ (Coregonus autumnalis) — рыба из отряда лососеобразных и семейства сиговых. В первую очередь омуль известен благодаря своим вкусовым качествам и фантастическим гастрономическим свойствам. Не зря его считают царской рыбой, это поистине деликатес с очень вкусным мясом. Байкальский омуль традиционно рассматривался как подвид арктического омуля (coregonus autumnalis) и имел латинское название Coregonus autumnalis migratorius.
Это ценная промысловая рыба, «визитная карточка» Сибири. Для жителей севера она служит основным источником питания и дохода. Ее варят, жарят, вялят, солят (обычным способом и сухим), коптят, едят свежемороженой (строганина). Также готовят расколотку (отбивают замороженную рыбу), сагудай (филе, залитое специальным рассолом), «на рожнах» и «с душком», наваристую уху, соусы, заливное, запеканки, консервы в томате и в собственном соку, начинку для пирогов.

ОГОЙ (от бур. Уhагуй — «безводный») — самый крупный остров в проливе Малое Море озера Байкал. Имеет сильно вытянутую форму, длина — 2,9 км, ширина — до 0,6 км. Населения нет. Растительность острова скудная, в основном представлена травами и низкорослыми кустарниками. В наиболее широкой части произрастают отдельные лиственницы.
ОСТРОВ ОЛЬХОН – красивейшее место на Байкале. Его название произошло от бурятского слова «ойхон» – «лесочек». Вероятно, заросли деревьев были здесь в далеком прошлом. Сейчас здесь живописные скалы, песчаные дюны и кристально чистая вода. На этом шаманском, овеянном легендами острове мечтает побывать практически каждый путеше- ственник, это туристическая Мекка Байкала. Почему этот остров считается сердцем Байкала? То ли потому, что он расположен примерно посередине озера? То ли потому, что своей вытянутой формой напоминает форму самого озера? То ли это связано с тем, что именно Ольхон выбрали в качестве своего дома могучие шаманские боги? Точного ответа мы не знаем.
Именно здесь находится Скала Шаманка — мыс в средней части западного побережья острова Ольхон — фирменная достопримечательность острова и всего Байкала оканчивается двухвершинной скалой, называемой «Шаман-скала». Шаман-скала — визитная карточка района и одна из 9 святынь Азии (так пишут все источники, хотя самого списка святынь по сути и не существует).

МЫС ШУНТЭ-ЛЕВЫЙ. Это мыс на северо-восточной оконечности острова Ольхон, первый мыс по западному побережью Ольхона от самой северной точки – мыса Хобой. По-бурятски звучит как «шэнэтэ» и переводится, как лиственница. Действительно, на берегах этого мыса лиственница растёт охотно и непринуждённо, а другие деревья, несмотря на все старания, не могут. Это место также известно под названием «Мыс любви». По очертаниям он напоминает согнутые в коленях ноги женщины. Скала разделена на две части — мужскую (левую) и женскую (правую). Считается, что здесь можно попросить духов о том, чтобы найти свою вторую половинку, и о зачатии ребенка.
«ХРАНИТЕЛЬ БАЙКАЛА» – скандальный монумент. Автор, бурятский художник-скульптор с мировым именем, Даши Намдаков, отказался от гонорара за создание монумента, а все расходы по изготовлению и установке «Хранителя» взял на себя иркутский предприниматель и галерист Виктор Бронштейн. В течение долгого времени вокруг скульптуры бушевали страсти, активисты в том числе обращались с жалобой в прокуратуру.
Считается, что Хранитель Байкала является олицетворением местной культуры, связанной с силами природы, кочевниками и шаманами. Статуя представляет собой дерево высотой 7,5 метров с ликом старика на широком стволе и толстыми ветвями, образующими большую корону. Отливали из бронзы в Улан-Удэ. До Ольхона она добралась в разобранном виде и только через год после создания. Глаза старца, чьи очертания проглядывают сквозь ствол дерева, наблюдают за всем происходящим, да в ветер гулко звонят колокольчики в кроне, отгоняя зло…
Кстати, на официальном сайте Даши Намдакова скульптура называется «Отец Байкал».

Наличие ХОДУЛЬНЫХ ДЕРЕВЬЕВ на Байкале – воистину удивительное явление. Собственно, такая специфика корневой системы вполне обычна, но… для тропического морского побережья. Там корни наделены подобным свойством изначально, так как их ходульный вид дает дереву дополнительную опору, позволяющую растению выстоять в илистой или песчаной почве. Не следует забывать силу морского прилива, характерного для подобных природных зон.
В байкальские лиственницы и сосны такие качества биологически не заложены. За счет чего же тогда растут эти ноги? Наиболее распространенное объяснение связано с климатическим фоном Байкала. Там постоянны порывы ветра, а в местах, поверхность которых покрыта песком, его легчайшие частицы просто выдуваются из-под корней, постепенно открывая их. И можно с уверенностью сказать, что приозерные сосны и лиственницы, в борьбе за свое выживание в нелегких условиях окружающей среды, получили эти ходули и как дополнительный механизм защиты, и как вспомогательную поддержку. Сегодня достаточно широко распространена точка зрения, что песок, на котором балансируют эти специфические деревья, медленно, но верно сползает к водам озера. Естественно, вместе с ним к Байкалу приближаются и наши удивительные образцы флоры. И не хочется верить, что в какой-то момент они смогут скрыться навсегда.

Ольга Фецова

Дизайнер интерьеров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *