Архитектура

Интервью с архитектором Ольгой Шебзуховой

Ольга Шебзухова

Архитектор, генеральный директор ООО «Центр развития рекреационных территорий «Новые горизонты», член правления Сочинской организации Союза архитекторов России. Давно хотелось пообщаться с этой красивой женщиной и известным архитектором Сочи. И вот появилась такая возможность. Поговорили о самом актуальном.

— Начну издалека. Почему и как выбрали профессию архитектора?

— С детства рисование было моим любимым занятием. Об архитекторах думала так: они были когда-то в прошлом. Мне казалось, что обычный современный человек не может быть архитектором, великолепные здания строили когда-то. Не думала, что можно стать архитектором. Мой папа – строитель. Можно сказать, я выросла на строительной площадке, играла с кусочками мрамора.

1994-й год. Когда передо мной встал вопрос о необходимости выбирать профессию, хотела идти на экономический. Училась в физико-математическом классе 15-й гимназии. Нам всем дали возможность выпускные экзамены сдавать из школы и одновременно вступительные в институт – на строительный факультет, исторический и еще ряд направлений. Мы учились хорошо, пошли на строительный почти всем классом. Наш курс был очень сильным. Один из наших выпускников Александр Зачитайлов одно время работал главным архитектором Сочи. Потом практически все пошли работать по специальности.

Я же очень довольна своим образованием: в нас была заложена большая база знаний. Градостроительство у нас очень специфическое. У нас курортная застройка. Кроме того, нам базово показали, что такое гидротехнические сооружения, что такое развитие прибрежных зон. Сейсмика. Геология. Взаимодействие с Национальным парком.

Дипломную работу одной из первых выполняла на компьютере. Тематика моего диплома была курортная – дом-пансион. Я делала его по проекту архитектора Беспалова. Тогда можно было пойти поработать в библиотеку Южгипрокоммунстроя, проконсультироваться у практикующих специалистов, понять всю эту структуру – как работали архитектурные мастерские, в какой взаимосвязи они были с инженерами. Проектировала дом-пансион с йога-залами, с питанием и оздоровлением, то, что актуально для Сочи всегда.

— Ваши очные и заочные учителя.

— Основную базу знаний заложили в университете. Мне очень повезло: моё первое место работы – Южный региональный академический научно-творческий центр Российской академии архитектуры под руководством Ярошевского Игоря Викторовича. Сразу попала в коллектив, который занимался подготовкой Заявочной книги к Олимпиаде 2002 года. Все градостроительные исследования проводились. Эта организация занималась созданием научных центров по всему Черноморскому побережью. Филиалы были в Туапсе, Лазаревском. На тот момент выполнялись работы по заказу Департамента архитектуры Краснодарского края. Это было связано с подготовкой инвестиционных проектов на территории Сочи. Например, разрабатывали проекты по развитию Ахуна, других территорий. Глобальные проекты «приземлялись», анализировались.

Одним из проектов руководил Николай Александрович Гришин, в дальнейшем мой наставник. Он занимался проектом развития набережной. В 2000-х Югакадемцентр взял награду «Хрустальный Дедал», это высшая архитектурная награда на «Зодчестве» — за развитие набережных вдоль береговых пространств.

Это была Центральная набережная и концепции развития других набережных, каким образом и за счет чего должны развиваться прибрежные территории. Та работа стала основой того, чем мы сейчас занимаемся: проекты развития вдольберегового сообщения, яхтинга. Это ответ на вопрос, откуда у меня страсть к масштабным проектам. 

Архитекторы Козинские – Ольга Викторовна и Олег Филиппович. Это уникальные градостроители, которые ко всем задачам подходят комплексно. Еще это один из наших преподавателей-градостроителей – Лариса Карловна Шавернева-Васильева. Она недавно пригласила меня преподавать в университете градостроительство, планировку и застройку территорий. Я с радостью откликнулась, потому что в Сочи градостроительство специфическое. Если мы откроем учебники об этом, то в основном там рассматривается градостроительство на ровных территориях – больших производственных объектов, и кратко – о курортных территориях. А у нас то, что мы сейчас преподаем, — это специфика курортного города. 

У нас есть важный инструмент, которым вся страна пользуется, – комплексное развитие территорий. Обычно рассматривается так: строятся большие многоквартирные дома, школы, и этого достаточно. Я объясняю, убеждаю, рассказываю, что в нашем городе этого нельзя делать категорически, потому что у нас есть градообразующие предприятия. И жилье – это уже больше обслуживающие объекты. 

Архитектор также должен быть для заказчика не только исполнителем, но и просветителем. 99 % нашей работы сейчас – это гостиничные комплексы. И каждый раз приходится напоминать и объяснять, что мы к задаче подходим комплексно. Приходит осознание необходимости управляющей компании уже на первом этапе проектирования. Мы знаем, что произойдет через два года. Если построен комплекс на 300-400 номеров без управления, он постепенно превращается в маргинализированную среду. Потом договориться гораздо труднее. Красивая территория, бассейны требуют изначально отдельных средств на управление. Потом с кого-то требовать 500 рублей на чистку бассейна бессмысленно. Без грамотного управления это превращается в заброшенное место. 

Мы плавно переходим из проектной компании в инвестиционную. Занимаемся как объектами с нуля, так и реконструкцией объектов санаторно-курортной сферы, которые простояли 30-40 лет. Регулярно на градсоветах говорят: «Давайте восстанавливать санаторно-курортные комплексы». Чтобы это делать, модель управления санаториями должна быть понятна для инвесторов. Надо не просто пропагандировать восстановление санкура, а задаваться вопросом, кто, когда и как будет потом этим управлять. Это определенный вид бизнеса. 

Если сейчас провести подсчет и анализ количества объектов – заброшенных и требующих инвестиций – то нам нужно направлять серьезных инвесторов именно туда. Если привлекаются инвестиции для восстановления санаториев, то часть средств должна идти городу – на восстановление исторически значимых архитектурных объектов и исторических зон. Задача городской власти – контролировать этот процесс, чтобы и бизнесу дать возможность развиваться, и курорту делать хорошо. 

С 2017 года мы начали заниматься разработкой комплексного развития территорий в Лазаревском районе Сочи. Как раз сейчас в работе заброшенный пансионат, который 30 лет стоял в руинах. Только ленивый нас не отговаривал делать это. «Какой Лазаревский район, зачем?» А ведь это тоже рекреационная территория. 

— Каких зодчих, творивших в Сочи, вы бы выделили – значимость их труда для курорта.

— Если брать в историческом ключе и с точки зрения градостроительства, не беря дореволюционный период, я бы сказала, что ключевая фигура в этом – Сталин. Я считаю его градостроителем. Он поставил задачу и контролировал ее выполнение. Это важно. Им была поставлена генеральная линия. Несмотря на то, что все архитекторы были разные, санатории тоже строились разные, в каждом проявилась своя изюминка, мы получили памятники архитектуры, потому что было задано единое направление. 

Когда я только начинала работать, главным архитектором Сочи был Игорь Викторович Ярошевский. Он требовал для каждого здания делать развертку по улице, но не в пределах двух домов, а с учетом визуальных точек, так проверялось визуальное влияние, — как будет это здание смотреться сверху, снизу, сбоку… 

«Морской фасад» обязательно рассматривался, это был неотъемлемый элемент градостроительства, когда анализировали, как здание будет с моря выглядеть на фоне гор, зелени. Принятый при Сталине единый архитектурный стиль курорта Сочи был четко регламентирован: песочный цвет стен, не желтый, ведь именно он наиболее эффектно смотрится на фоне субтропической зелени. 

Таких архитекторов много, наверное, не буду называть по фамилиям. Это и зодчие прошлого, и мои учителя, кого я застала, и работающие сейчас. И автор проекта Торговой галереи Е. Анцута. И Козинские, и Назарьян, и Картаси. Архитектурные объекты некорректно рассматривать точечно: где-то он будет уместен, а где-то совсем не уместен. 

Архитектор (в мире и в Сочи) – больше, чем просто исполнитель чьих-то желаний и планов. А кто он по сути, на ваш взгляд?

— Часто размышляю на эту тему. Потому что архитектор – художник и зодчий – это одна история. Когда мы говорим про монументальные объекты, на которые было сформировано грамотное техническое задание, исходя из структуры развития города, — это одно. Как и почему появились прекрасные здания – Зимнего театра, Художественного музея, Морвокзала… Это всё базовые доминанты градостроительства. И те же самые санатории. Сейчас переходит всё к тому, что архитектор – это чертежник, который выполнил некое количество квадратных метров. 

Если брать в качестве примера какие-то европейские города. Например, модернизация и реконструкция центра Кёльна. Там была старая промышленная зона, стояли баржи, краны… Сейчас это прекрасная прогулочная зона, а рядом торгово-офисные центры и жильё. Как пришли к такому хорошему решению? Было четко просчитано, какое количество должно быть офисных помещений, сколько торговых помещений, жилых и общественных помещений, какое количество исторических зданий должно быть сохранено и в каких местах. И после этих исследований и разработок были привлечены инвестиции, какие-то объекты сохранены, какие-то были модернизированы, какие-то полностью снесены. Получилась красивая функционирующая территория. Это аналитика. 

Архитекторы тоже разные. Особенно сейчас. Какая у него специфика? Если это архитектор, который занимается объемно-планировочными решениями, то для него должно быть готово техническое задание. Тогда он может проявить себя и свой профессионализм. Если же это связано с градостроительством, то здесь важно открытое взаимодействие с цифрами. Руководитель проекта должен внимательно это анализировать. А архитектор-автор проекта работает с базой исходных данных, проанализированных и просчитанных. 

— Изменения в архитектуре Сочи за последние 20 лет. Ваши наблюдения.

— Очевидно, что полностью ушли от комплексного подхода в проектировании. Я исхожу из функционального зонирования города. Казалось бы, это просто: давайте пересмотрим функциональные зоны на тех же градостроительных советах, собраниях совместно с бизнесом, администрацией, управляющими компаниями. Давайте функциональные зоны назначим новые. Например, сейчас корректировкой Генплана Сочи будет заниматься какая-то компания, как раньше этим занимался московский Гипрогор. И из Москвы нам назначили функциональные зоны, не понимая и не знаю специфику города. Мастерплан – это что-то вроде эскиза застройки с учетом дальнейшей экономики взаимодействия. То, что сделал Сталин. Он просчитал экономику: здесь будут санатории, туда поедут тысячи людей со всей страны, они оздоровятся 24 дня, для этого должны быть терренкуры и бальнеология, внутри должно быть это, снаружи – это. Здесь – промышленные зоны, там жильё. Так мы развиваемся в сторону Лазаревского района. Сам сценарий продуман. И когда он есть, продумать, что внутри, всегда можно. Хочешь, в классике, хочешь, в современном стиле. 

— Мне кажется, зимняя Олимпиада 2014 года с одной стороны помогла увеличить интерес к Сочи, но ее акценты не были на бальнеологии, лечебном курорте. И эта привлекательная сторона Сочи стала забываться. Там во главе угла госпрограммы были горы и снег.

— Тот пласт, который перевернули, связанный с развитием горно-климатического курорта, и то, что мы получили, — это результат предварительно проделанной 20-летней работы. Кто-то смеялся: «Какой вы хотите горный курорт в субтропическом климате?» Важно, что это состоялось, реализовалось. Несомненно, были и ошибки. Не посчитали нужным привлечь местных экспертов. В итоге мы получили современный горный курорт и большое количество отдыхающих, которые едут непосредственно на курорты Красной Поляны. Почему люди в таком количестве не едут отдыхать в Лазаревский район? Это говорит о том, что сейчас необходимо заниматься разработкой программ развития курортных зон. Но не только прибрежных. 

— Тенденции в сочинской архитектуре, способные вдохнуть новую жизнь в территории, находящиеся в упадке. Можно на примере выбранных направлений «Новых горизонтов».

— Одно из направлений работы нашей компании – проектирование марин. Вот они на стене. Что такое марины? По сути это точки роста, вокруг которых возможно развитие и увеличение привлекательности территории. Это марины 4-го поколения. Такие строятся во всем мире. Марина рассматривается не просто как парковка для яхт, но и как зона многофункциональная, где, кроме обслуживания водного транспорта, решается задача вдольберегового сообщения. С автодорог снимается часть нагрузки. Повышается курортная привлекательность этих территорий. У туристов появляется дополнительный интерес. На маринах размещаются современные гостиничные комплексы. Они очень привлекательны и для инвестиций, и для проживания. И, что важно, они играют роль берегозащиты. Где нет больших рек и наносов, берега быстро сокращаются и размываются. Созданием таких искусственных территорий, моделированием всего берега мы можем компенсировать разрушение, при этом создавая важные инфраструктурные. объекты

— 2020-й для вашей компании и для вас лично как профессионала – каким он был?

— На удивление, в 2020 году реализовались пожелания, озвученные в конце 2019 года. Я пообещала своим сотрудникам, что в 2020 году мы будем проектировать красивые гостиничные комплексы, хотя предпосылок таких еще в 2019 году не было совсем. И с началом карантина у нас появилась большая и значимая работа «Концепция комплексного развития курортного поселка Аше». Развитие этой территории предполагает строительство больших гостиничных комплексов 3*, 4* и 5*, с созданием общественных пространств, набережных, пляжей, терренкуров. Также мы запроектировали и прошли экспертизы нескольких гостиничных комплексов общей площадью почти 100 тыс. кв. м и номерным фондом около 1500 номеров. Сейчас компания проходит большую трансформацию, появляются новые квалифицированные сотрудники из разных городов. Мы приобретаем технику, лицензионное программное обеспечение, выходим на уровень проектного института. Конечно, это не просто, но такова цель. Восстановление профессионального проектного сообщества, института, специализирующегося на курортных объектах.

— Любимые места в Сочи. В России. В мире.

В Сочи я, как и многие местные, предпочитаю отдых в Национальном парке, реки и водопады. Меня привлекают небольшие аутентичные пространства, частные музеи, такие как «Сочинские грузины» на Пластунке или «Бабушкина хата» на Мацесте. В таких местах раскрывается душа территории. Конечно, мне нравятся и современные комплексы в Красной Поляне, и СПА-отели, где можно отдохнуть и расслабиться.

По России я путешествовала не очень много. Москва, Санкт-Петербург, Черноморское побережье, Крым. Мечтаю поехать на Байкал, на Алтай, на Камчатку.

За границей мне очень понравилось в Будапеште, да и вообще в Венгрии, в Японии. Обожаю Италию. Однажды в Милане расплакалась возле куста «невесты», напоминающей о Сочи. Каждый раз, когда я возвращаюсь из поездок, выхожу из сочинского аэропорта, вдыхаю сочинский воздух и мысленно говорю: «Лучше Сочи ничего нет».

— Как сохранить атмосферу курорта Сочи? Может ли в этом помочь архитектура?

— Архитекторы не просто трансформируют пространство. Есть много примеров, когда архитекторы спасают территорию и жителей от кризиса и разрушения, как это было на острове Пхукет в Таиланде. Уверена, что Сочи при грамотном планировании застройки не только сохранит свою атмосферу курортного города, но и вновь завоюет славу международного курорта.

— Вы принимаете активное участие в жизни профессионального сочинского сообщества – дизайнеров и архитекторов. Какое оно сейчас, по вашему мнению? Как ему стать более авторитетным и влиять на будущее курорта? Или это не нужно?

— Сейчас происходит разделение профессий на архитекторов и дизайнеров. Я уверена, что только возвращаясь к истокам, объединяя усилия и таланты представителей творческих профессий, мы создадим комфортное и красивое пространство. Дизайнеры, архитекторы, ландшафтники, художники, скульпторы – мы все создаем одно – гармоничную среду. Объединяясь, мы достигнем многого.

Беседовала Анна Петросян.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *